Новости

Наталья Терешина: «С людьми с ментальными особенностями надо заниматься всегда»

Уже не за горами наш первый интенсив. Нам еще многому надо научиться, и пока без помощи нижегодских специалистов нам не обойтись.  Сегодня в гостях московского «Дома удивительных людей» опытнейший специальный психолог нижегородского проекта Наталья Терёшина.

Наталья Сергеевна родилась и выросла в Нижнем Новгороде. В 1998 году окончила Нижегородский государственный педагогический университет им. К Минина. Имеет в дипломе 2 специальности – учитель физической культуры и специальный психолог. В 2018-2020 году прошла переподготовку  по специальности – клинический психолог со специализацией патопсихология. В профессии  более 15 лет. С 2010 года и по сей день работает в школе для детей с интеллектуальными нарушениями.

Наталья, расскажите, в  чем разница между специальным психологом и просто психологом? Каковы роли этих специалистов в диагностике «студентов» (молодого человека с особенностями здоровья и развития, участвующего в нашем проекте)  в ходе интенсива и в нижегородском городском центре?

— Специальный психолог работает с ребятами, имеющими те или иные отклонения в физическом или психическом здоровье. Определяет потребность в создании условий для обучения и сопровождения. И, конечно же, принимает непосредственное участие в создании этих условий. Имеет более глубокие знания в области патопсихологии.  Специальный психолог владеет методиками, позволяющими в ходе обследования определить глубину дефекта, пути развития личности. Используя специальные методы и приёмы, специальный психолог помогает человеку с особенностями более полноценно участвовать в жизни общества, чувствовать себя независимым, самостоятельным, активным. Психолог во время интенсива или на своих занятиях в центре может увидеть тревожащие его изменения в поведении юноши или девушки. В этом случае он направляет «студента» на более глубокую диагностику именно к специальному психологу.

А как взаимодействуют между собой тьютор и специальный психолог?

— Взаимодействие происходит постоянно! Тьютор, находясь в более плотном контакте со «студентом», замечая незначительные изменения, сообщает об этом психологу. Эти изменения могут быть как положительными, так и отрицательными. Специальный психолог сразу же начинает продумывать изменения в условиях сопровождения «студента». Это могут быть изменения в расписании, возможно, необходимо поменять структуру дня, внести коррективы в технологические карты. Бывает, что психолог рекомендует тьютору изменить манеру общения со «студентом», ввести дополнительные правила для коррекции поведения и пр. Психолог, присутствуя на занятиях, мастерских, отслеживает, как тьютор общается со своим «студентом», что происходит в их взаимодействии. На индивидуальных занятиях «студента» со специальным психологом тьютор наблюдает, как правильно выстроить нужные «студенту» взаимоотношения, как помочь овладеть тем или иным необходимым навыком. Тьютор заполняет необходимые для работы специального психолога диагностические таблички, как во время работы городского центра, так и на интенсивах. С их помощью происходит отслеживание изменений в развитии «студента».

 Чем Вам нравится Ваша работа?

— Моя профессия помогающая. Быстрого результата, увы, нет. И это, бывает, угнетает. Но когда понимаешь, что благодаря твоим усилиям человек становится более самостоятельным, успешным, облегчается жизнь родителей, то это радует!

Какие книги Вы посоветуете почитать и чьи семинары послушать тем, кто хотел бы стать специальным психологом, хотел бы попробовать себя в роли волонтера или тьютора?

— Безусловно, надо знать классиков дефектологии и спец.психологии: С.Д.Забрамной, Л.М.Шипицыной, К.С.Лебединской, О.С.Никольской, И.И. Мамайчук, Н.Я.Семаго и М.М.Семаго. На сайте «Обнаженных сердец» есть фильм о работе волонтеров с ребятами с аутизмом. Рекомендую посмотреть! Центр «Антон тут рядом» дает много информации для сопровождения взрослых ребят. А вообще надо просто прийти и поработать. Всё сразу станет понятно.

Профессиональное выгорание — насколько оно является реальной угрозой и как его не допустить?

— Профессиональное выгорание – реальная угроза! Я наблюдаю это, работая в школе. Как не допустить? Есть общие рекомендации. Обязательно высыпаться, правильно питаться, не исключать физические нагрузки. Это могут быть ежедневные прогулки на свежем воздухе, плавание, занятия йогой и пр. Один день в неделю посвящать только себе, не думая о работе. Прекрасно, если есть хобби! У каждого своё, но это действительно помогает восполнить ресурс. Мне помогает общение с моими домашними животными – двумя кошками и собакой.

Какие типичные ошибки или с какими типичными заблуждениями Вы сталкиваетесь в ходе своей работы?

— Самое большое заблуждение, что ребят с интеллектуальными нарушениями не надо обучать, что они навсегда останутся недееспособными инвалидами, за которыми требуется полный уход. Это не так! При правильно созданных условиях, подобранных методиках ребята успешно развиваются, становятся самостоятельными и могут заботиться  о себе и близких. Часто говорят об эмоциональной холодности людей с аутизмом, что тоже неверно. Люди с аутизмом нуждаются в любви и поддержке, и сами проявляют любовь и привязанность к близким. Много заблуждений об агрессивности ребят. Но часто агрессия исчезает, когда человек получает возможность сообщить окружающим о своих желаниях, болях, переживаниях.

— А с какими проблемами сталкиваются такие молодые люди и их семьи?

—  Одна из проблем – изоляция от общества. Многие ребята перестают выходить из дома, общаться с людьми. Огромные проблемы с трудоустройством, проблема с проживанием, проблема  с взаимоотношениями с противоположным полом… Это только основные, так сказать, лежащие на поверхности.

Насколько важна поддержка семьи, в которой живет молодой человек с особенностями? И если  в семье это не один ребенок, а есть еще здоровые братья или сестры…

В идеале поддержка семьи специалистами должна осуществляться сразу при рождении или при постановке диагноза ребёнку. Все члены семьи существуют в постоянной стрессовой ситуации.  Меняется весь уклад семьи, отношения между родственниками. Братьям и сестрам также очень сложно! Можно говорить о психологической травме. Это болезненный и широкий вопрос, о котором нужно говорить отдельно, как, впрочем, и в целом о поддержке семьи. С этой ситуации семье в одиночку, без поддержки, справиться просто невозможно.

—  Как Вы взаимодействуете с родителями?

— С родителями я сотрудничаю. Рассказываю о сильных и слабых сторонах ребят, обращаю внимание на то, как надо выстраивать взаимоотношения дома, как создавать условия для постоянного развития ребенка. Развитие не заканчивается ни в 20 лет, ни в 30, ни в любую другую дату. Оно постоянно. Учимся замечать незначительные, казалось бы, изменения. Я сохраняю все работы ребят, и, спустя некоторое время, показываю родителям. Полгода назад ребенок черкал карандашом по листу бумаги, а вчера нарисовал человечка-головонога. Важно увидеть положительную динамику, это помогает справляться с трудностями.

Насколько важно заниматься с молодыми людьми с ментальными особенностями и после 18, и после 30 лет… Какие цели при этом ставятся? Можно ли чему-то научить взрослого человека с особенностями?

— С людьми с ментальными особенностями надо заниматься всегда. Это будет постоянная поддержка в течение всей жизни. Даже если начинается распад, занятия очень нужны. Это, конечно, не обучение академическим знаниям. Речь идет о другом. Глобальная цель – научиться жить самостоятельно, работать, создать семью. Для многих наших ребят это, к сожалению, недостижимо. Поэтому  говорим о сопровождаемом проживании и трудоустройстве.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *